Точность. Вежливость. Королёв.

Кадр из к/ф “Ночь” (La Notte) Микеланджело Антониони.

Шел 2057-й год.

Старый солдат подкопил деньжат и пошел в местный бордель на проспекте Постэнтузиастов. Ему понравилось их лаконичное объявление в даркнете: «Точность. Вежливость. Королёв». Он надел свои лучшие брюки, спрятал рыхлое брюшко под белой рубашкой, самой чистой, всего с одним крохотным пятном и то сзади у поясницы. Сверху накинул короткую кожаную куртку, которую всегда очень любили женщины. Это была счастливая куртка. Она сохранилась лучше других вещей, которыми владел старый солдат, лучше самого солдата.

Давно он не ходил по девочкам. Не было ни денег, ни желания, но с тех пор, как в доме появилась новая соседка, он потерял покой. Солдат понимал, что ему старому и вонючему бедняку никогда не добиться такой красотки. Да вот только жажда молодого тела, дремавшая в нем, проснулась и требовала, требовала утолить себя.

В борделе, захватившем весь первый этаж многоэтажки, было подозрительно чисто и пахло обойным клеем. Когда солдат вошел, кто-то лениво рыгнул на кухне, скрытой от глаз посетителей нитяной бамбуковой шторой из прошлого века.

— Мне нужна молодая! — сказал солдат китайцу-сутенеру, открывшему ему дверь.

— Насиколька?

— Максимально! Чем моложе, тем лучше.

Ему вывели четырех девиц.

— Я не знаю, что делать, — сказал старый солдат, — они все ужасны!

— Сьто ты такое гаварис! — не стесняясь, возразил сутенер, хотя сам был красивее двух или трех из них. — Сьто тебе не нравится?

— Они все в татуировках! — сказал солдат. — Как якудза!

— И сьто?

— К тому же они не такие уж молодые… На вид им каждой лет за пятьдесят, а всем вместе так точно за двести!

— Паслусай, ти сказал, молодые насиколько возмозно. Вот эти самые молодые. Других нет! Так сьто или бери или проваливай, заебал!

— Нет, подожди, — улыбнулся старый солдат, — так не бывает, у тебя должен быть кто-то еще? Я заплачу вдвойне.

— Ладно, — согласился сутенер. — Есть одна красотка без татух, но только деля тибя, хитрец! Давай тенге!

— Веди! — строго сказал солдат, не выпуская деньги из рук.

Сутенер пошел в одну из комнат и через пару минут вернулся, толкая перед собой голую старуху.

— Видис, она без татух! Чистенькая!

— Но ведь это совсем старуха, еще старше тех! — закричал солдат.

— Послусай! — начал кипятиться сутенер. — Ты тут не ори! Все просто: молоденькие — все в татухах, без татух — только старухи. Понял?! Есё есть дворник — пидарас, могу предлосить его.  Все по-чесному. Так сьто выбирай, а не хочес…

Солдат не дослушал, он засунул свои деньги в карман куртки и поспешил домой. Скоро должна была возвращаться соседка. Солдат сидел у окна и пристально всматривался в даль между серыми домиками. Вот она появилась из-за поворота: короткая стрижка, короткая юбка, кроссовки и ни одной татуировки… Какая прелесть… Поднимаясь по короткой лестнице подъезда, соседка нагнулась завязать шнурки, ягодицы под юбкой напряглись, округлились — это было божественно! Ничего прекраснее солдат не видел с тех пор, как был с женой в “Театре куколдов” на спектакле Кирилла Серебренникова в 39-м. Цепкий взгляд старика парализовало, все его существо сфокусировалось в одной точке, казалось, он бы не почувствовал, даже если бы в этот момент ему пилили ноги. Подул ветерок, сердце солдата начало захлебываться, легкая кофточка на спине соседки задралась, а там, чуть выше поясницы, показался черный орнаментальный рисунок…  Нет! Солдат отпрянул от окна. Не может быть!

Это был удар ниже пояса. Тут бы ему и умереть, но он выжил. Черт побери! Выживание — его главный и единственный навык, вот и теперь… Он отошел вглубь комнаты, взял бутылку шнапса, налил полстакана, выпил, затем лег на продавленную за годы безделия кровать и закрыл глаза. Надоело. Все надоело. Надо было подумать о чем-то хорошем, прекрасном. Солдат быстро пробежался по событиям своей долгой жизни. Вот оно.

Дверь в ванную распахнулась, и оттуда вышла Жанна Моро в легком летнем платье с длинной сигаретой в руке. Она села на край кровати, взяла его за запястье.

— Ты меня любишь?

— Очень! — ответил старый солдат, не открывая глаз.

Наступала ночь.

e.s.b.

Понравилось? Поддержи e.s.b на Patreon.

Добавить комментарий