e.s.b.

Литература, искусство и философия

АМАНДА МОЛОДОСТИ НАШЕЙ

АМАНДА МОЛОДОСТИ НАШЕЙ

(Рассказ из цикла «Цветы на Полянке»)

Аманда — чернокожая проститутка девятнадцати лет. Место работы у неё не самое респектабельное, но и не худшее в районе Шаболовки, где в доме №46, на первом этаже, в обычной трёхкомнатной квартире расположился притон.

Худая, стройная, с жёсткими, как щётка, волосами, она обладала таким же непроницаемым чувством юмора. Клиенты, которые открыто сопереживали ей, делались Аманде противны. По-русски она не понимала, отвечала, что свободно владеет английским, здесь недавно, родом из Нью-Йорка. Кто бы сомневался? Я сам из Парижа. Родился и жил там до 17 лет, пока не посмотрел фильм Сергея Эйзенштейна «Броненосец „Потёмкин“», не бросил мать, любящего отчима и не сбежал из жалкой Франции в Россию.

Так мы и встретились у истоков советского телевидения: я — из Парижа, она — из Нью-Йорка. Произошло это нежданно: я шел на встречу к молоденькой шатенке Кате, с которой договорился в Интернете, а попал в дешевый бордель. Ещё у подъезда меня почти случайно встретил высокий, рыжий мужчина, похожий на казака, с пакетом продуктов в одной руке: молочко там, хлеб, конфеты, черный чай.

— Что-то вы не похожи на Катю! — сказал я ему.

— Всегда так бывает, — невинно ответил он, по-хозяйски открыл дверь ключом и предложил мне резиновые шлепанцы на выбор. Я отказался и даже захватил свою обувь с собой. Раньше мне не приходило в голову, что секс в публичном доме — это секс под стражей.

В сердце комнаты свиданий, у стены, под завешенным шторами окном, стояла полуторная кровать. Рядом примостились стул и тумбочка с телевизором, возраст которого значительно, значительно превышал возраст Аманды. Не добавляя уюта, он пялился прямо на кровать своим серым надтреснутым глазом, в который, судя по отверстиям в правой части корпуса, настойчиво стреляли настоящими пулями.

Аманда несколькими движениями застелила кровать новой простыней  с жёлтыми канарейками на тонких ветках и села, сложив руки между коленок, пока я снимал отутюженные штанишки.

— Do you have condoms? — спросил я на её родном английском.

Она отрицательно помотала головой, как собственно поступил бы и я, если бы меня какой-нибудь голый мужик спросил подобное на литовском или корейском.

Это была проверка. Я оказался коварнее, чем мог себе представить. Презервативов у меня были полные карманы.

Секс с Амандой вышел неважным. Хватило двух раз. После каждого она бегала в душ.

— Тебе, наверное, нравится, когда клиенты молодые ребята?

— Да.

Хозяйка — жирная, на вид бессмертная женщина в спортивных штанах  сказала, что я могу делать с ней (с Амандой), что захочу. Я не поверил, но испугался такой возможности для других. Она была самой молодой и красивой из трех представленных мне вариантов. Четверть часа мы просто лежали, пока я упражнялся в свободном владении английским.

— Удачи тебе! — сказал я, когда пришло время.

Аманда помахала мне рукой.

В глазах этой девушки все, кто приходит сюда, одинаковы. Не думаю, что она поверила в мою человечность, даже я знал, что такое поведение всего лишь попытка оправдаться. Не шнуруясь, я выскочил из борделя и пошёл в сторону метро. Опустошённые тестикулы приятно ныли, делая мой шаг лёгким и пружинистым, таким, каким привыкли ходить все честные, уважаемые люди по этой земле.

e.s. bolshakow 2016/17

_______________

Cover photo: Шуховская башня в Москве.

Понравилось? Поддержи e.s.b на Patreon.

Добавить комментарий

Наверх