Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Parti pris* [Роль человека. Сантьяго Сьерра]

Читая однажды фрагменты интервью Пьера Паоло Пазолини, я обратил внимание на его мысль о том, что насилие должно быть только и исключительно интеллектуальным [1]. Предусмотрительно выписав ее, я долго о ней размышлял и в итоге позабыл, как бывает со всем, чему сразу не нашлось достойного применения. Однако забвение оказалось недолгим, как обычно бывает со всем, что человеку действительно интересно, отступив, стоило мне увидеть работы Сантьяго Сьерра (Santiago Sierra). С трудом припоминая причину появления этого умозаключения у Пазолини, я обнаружил, что в, казалось бы противоречивом, скандальном и таком антигуманном творчестве Сьерры, интеллектуальность не оставляет ни одного шанса агрессии.

200712_2

Сантьяго Сьерра родился в Испании в 1966-м году, с 1995-го живет в городе Мехико (Мексика). В своем творчестве преимущественно рефлексирует по поводу капитализма, различного рода дискриминации и эксплуатации, продолжая славные традиции акционизма 70-х годов. В первой декаде его карьеры, выдавшейся на 90-е прослеживается влечение к лэнд-арту, минимализму и арте-повера (однако, кто этим теперь не занимается?) поэтому нас в большей мере интересуют именно его акции последних  десяти лет.

Описание некоторых из них заставляет призадуматься о собственной этической позиции, степени социальной ответственности и политических устремлений, все это естественным образом ведет к описанию творчества Сантьяго Сьерра как остросоциального и политизированного. Подробности биографии, интервью и внешняя сторона его творчества не позволяет опровергать эти характеристики, но оставляет возможность их дополнения.

200212_1

Сантьяго, рожденный в семье рабочих, всегда тянувшийся к пролетариату как среде, видя в нем источник своего творчества, испытывая к нему предрасположенность габитуального характера, пришел к тому, что разглядел в нем свойства податливого материала, не лишенного актуальности. Можно было бы сказать, что он использует человеческое тело в качестве объекта, но это было бы интеллектуальной тривиализацией, которую, как образ мысли, не приемлет сам художник.

Так, один из его самых скандальных и, следовательно, успешных перфомансов стал проект под названием «245 кубических метров», осуществленный в 2006-м году в Пулхейме (Германия). К зданию бывшей синагоги, закрытой в 1930-м году и в настоящий момент используемой в качестве экспозиционного пространства, подъехало 6 автомобилей. От их выхлопных труб в помещение синагоги было протянуто 6 шлангов таким образом, чтобы выхлопные газы постепенно наполнили ее внутреннее пространство. Зрители, предварительно снабженные противогазами, в ограниченном количестве и в строгой очередности могли посетить «газовую камеру». Художник объяснил свою инсталляцию протестом против «тривиализации Холокоста». К слову, желающих посетить наполненную ядовитыми газами синагогу в сопровождении пожарного, оказалось гораздо больше, нежели позволяла пропускная способность проекта. Изначально планировалось, что он продлится несколько дней, но разгорелся скандал: представители еврейской общины расценили акцию испанского художника, осуществленной на деньги местного муниципалитета, как унижение достоинства жертв холокоста. Германское общество разделилось в своих оценках: зазвучали речи о том, что это не искусство, о спекуляции и бесстыдной провокации, а закончилось все преждевременным прекращением акции, что, было рассмотрено, лагерем, симпатизирующим проекту Сантьяго, либо просто теми, кто выступает за свободу творчества, как факт цензуры.

9963

Перформансы конца 90-х с говорящими названиям, такими как «Линия в 250 см, вытатуированная на 6 оплаченных людях» (1999. Гавана, Куба) или «Десятидюймовая полоса, выбритая на головах двух наркоманов, получивших порцию героина в качестве оплаты» (2000. Пуэрто-Рико) в действительности используют человеческое тело, как материал, как дешевый и всегда доступный ресурс.

К проектам с доминирующей политической составляющей можно отнести акцию, проведенную в Монтевидео (Уругвай, 2007), представлявшую собой одновременное исполнение национальных гимнов Аргентины, Бразилии, Парагвая, Чили и Уругвая.  В проекте «Западня» (2007, Чили) художник пригласил 13 человек из высших слоев общества: чиновников (председателя Конгресса, министра обороны), директоров ВУЗов, руководителей крупнейших СМИ. Они  должны были пройти по длинному коридору, в конце которого попадали на сцену, а из зрительного зала на них смотрели около 200 представителей рабочего класса. Дискомфорт и столкновение участников и зрителей является важной составляющей творческого метода Сьерры. Таким образом он пытается заострить внимание на сложнейших социальных проблемах и конфликтах, таких как бедность, дискриминация, эксплуатация. В проекте «Коридор Дома народа в Бухаресте» (2005) он пригласил к участию 396 женщин, которые образовали собой длинный живой коридор, по которому должны были продвигаться зрители. Пикантность заключалось в том, что все женщины постоянно повторяли только одну фразу «Дай мне денег!», «Дай мне денег!», «Дай мне денег!» и так без конца. Кроме того, все женщины были сфотографированы, как это обычно требуется для официальных документов, только со спины. В акции «Распыление полиуретана на 18 человек» (2002, Италия), проведенной в здании заброшенной церкви, Сантьяго сделал слепки интимных мест 18 проституток из Восточной Европы, принимавших свои «рабочие позы», используя монтажную пену поверх целлофана. После акции слепки были брошены в прямо церкви. Для скульптурной инсталляции в Вене (2002) Сантьяго пригласил 30 рабочих, различной национальности и расы, и построил их вдоль стены в соответствии цвету кожи. При этом художник, отмечает, что капитализму безразлична степень вашей пигментации, ему чужд расизм, единственна цель, которую он преследует – это максимизация прибыли.

200611_2

Тем не менее, за лежащими на поверхности аспектами творчества Сантьяго Сьерры, Борис Гройс обнаруживает продолжение одной из фундаментальных стратегий авангарда.

В некоторых его инсталляциях, таких как «9 форм 100х100х600, сконструированных перпендикулярно стене» (Нью-Йорк, 2002), в которой 18 мужчин за 12 долларов в час на протяжении двух недель ежедневно на своих плечах держали увесистые блоки из дерева и асфальта, роль человека скорее факультативна, и он, как объект, гораздо менее интересен, нежели сам процесс, действие, которое ему следует выполнять, зачастую бессмысленное и монотонное. Как в жизни. Так, отмечает Гройс, Сьерра «делает предметом своего внимания, анализа и изображения трудовой процесс как таковой. При этом речь идет не о собственном труде художника, демонстрация которого традиционно служит глорификации художественной креативности как потенциально бесконечной, а о труде других, об общественной практике, систематически ускользающей из виду. Еще в большей степени, чем в эпоху исторического авангарда, здесь тематизируется продолжительность, время труда, а значит, его биополитическое измерение. Труд выступает как жизненная форма, которая не может формироваться посредством искусства, а может лишь документироваться. И если кому-то созерцание работы другого и искусство, занятое таким созерцанием, покажутся проблематичными в моральном отношении, следует заметить, что без этой специфической формы созерцания труд, включая моральную точку зрения на него, полностью исчезнет из поля зрения нашего общества» [2].

200406_2

Подобный взгляд на творчество Сьерры, несомненно, повышает его художественную ценность и сглаживает обвинения в банальном следовании практикам акционизма 60-70-х годов. Поскольку если в 70-х было провозглашено, что «нe-искусство — в большей мере искусство, чем само искусство» [3], то почему сегодня не признать Сантьяго «художником-документалистом», воплощающим «основную тенденцию современного искусства заключающуюся в том, чтобы превратиться в документацию трудового процесса – отказавшись от демонстрации его результатов». [4]

e.s.bolshakow

[1] – Пьер Паоло Пазолини «Почти завещание», отредактированные и озаглавленные Пазолини фрагменты бесед с английским журналистом Петером Драгадзе – http://pasolini.ru/testamento.htm

[2] – Борис Гройс «Глядя на труд другого», ХЖ №64

[3] – Алан Капроу «Искусство, которое не может быть искусством», ХЖ №17

[4] – Борис Гройс «Глядя на труд другого», ХЖ №64

Прим.: *Parti pris – (фр.) Предвзятое мнение.

В оформлении статьи использованы фотографии проектов Сантьяго Сьерра разных лет. Источник – официальный сайт художника: http://www.santiago-sierra.com

Liked it? Take a second to support esbolshakow on Patreon!

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Mission News Theme от Compete Themes.