Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Фрейд. Аллен. Минск.

Люсьен Фрейд, внучатый племянник именно того венского врача, о котором вы подумали,  на сегодняшний день являющийся едва ли не самым дорогостоящим из ныне живущих художников, встал в один ряд с другими избранными художниками, которые в свое время участвовали в создании этикеток элитного вина Château Mouton Rothschild. Об этом стало известно на открытии выставки этикеток прошлых лет в Wolfsonian-Florida International University.

Каждый год, начиная с 1945, в оформлении Château Mouton Rothschild используются произведения искусства. Список имен художников, чьи работы в прошлом украшали вино высшего качества, по-настоящему впечатляет: Миро, Шагал, Брак, Пикассо, Дали, Уорхол, Бэкон, Харинг и Бальтюс.

Mouton-Rothschild-Label-200

Изображение картины Люсьена Фрейда, простой рисунок головы зебры и пальмы в горшке, будет использовано в оформлении вина урожая 2006 года.

По большому счету это все, что стоило сказать, за исключением одного. Не то чтобы, я был большим поклонником творчества Люсьена Фрейда, хотя в определенном смысле оно мне нравится, особенно, если взглянуть на него сквозь оптику его известного родственника. И не то, чтобы меня поражала идея использования работ знаменитых художников в оформлении вина, по сути заключающаяся в банальном предложении потребить не только вино, но и упаковку, тем самым заведомо переплатив за качество самого напитка. Но вот, что мне действительно в этом симпатично, так это щепетильное отношение к сфере визуального, в каком-то роде излишество, изысканная непрактичность. Именно этого не хватает каждому дню, именно этот дефицит является наиболее ранящим, перманентно ощутимым в Беларуси.

Lucian-Freud---by-David-Daw

—-

Стоит зайти в белорусский супермаркет, ужасаешься тому, насколько ущербно сделана рекламная продукция, вывески, растяжки и стенды, сводимые по большей части к желтой цветной бумаге, ядовитому пластику и черным надписям «Акция», небрежно выведенным маркером. Все это выглядит как неудавшаяся калька с западных образцов, исполненная мало на что способными аборигенами.

Глядя на афиши города, вспоминаются слова поэта Елены Фанайловой, как-то заметившей, что стоит просто пройтись по улицам, как возникает стойкое ощущение, будто у нас люди только и делают, что ходят на попсовые концерты, а в Вене ведут высокодуховную жизнь. Конечно, ни то, ни другое неверно, но одновременно с этим несложно понять, образ какого из городов предпочтителен.

freud11

В Минске забота муниципалитета о внешнем виде города видимо исчерпывается критерием чистоты, то есть, как в бедной семье, если чисто – значит красиво. Это что-то из разряда разговора учительницы и ученика младших классов:

Учительница:

– Андрюша, а почему ты сегодня пришел в темно-синей рубашке, у нас же 25 мая, последний день учебного года, я всех просила быть в белых рубашках?

Ученик:

– Но она же чистая!

Что на это возразить. Действительно, главное – не мусорить, ничего не трогать руками. А то, что каждый день, каждую минуту людей окружают уродливые вещи, зрение насилуется безвкусицей, предметы, одним своим видом способные вызвать отторжение, бесцеремонно вторгаются в жизнь через неминуемые магазины, троллейбусы, школы, университеты, кинотеатры – это пустое, это не стоит внимания. Но именно результат подобного пренебрежения лишает нас удовольствия повседневной жизни, радости обычных занятий.

e31c3f1e670d

Конечно, здешний мир, это мир определенной эстетики, ее прекрасно можно использовать в кино, но не стоит ждать, что с нами в скором будущем станет возможна такая же история, как с Барселоной, мэрия которой выделила Вуди Аллену 1 миллион евро на его последний фильм «Вики. Кристина. Барселона» из городского бюджета, плюс полмиллиона из бюджета провинции.

Поэтому жизнь в колорите потенциальных декораций, никак не обретает художественную форму, а только мультиплицирует печали, разменивая волю на отчуждение.

—-

Покинуть город и отдохнуть. Найти место, где глаза смогут увидеть что-то совершенное или хотя бы что-то, к чему будет сложно придраться, обвинить в халтуре, вот оно желание местного горожанина, вот чем может быть оправдана тяга к природе, лишение себя объятий неполноценных вещей, предметов-недоносков в совокупности с инертностью эмоций и абсурдностью человеческого общения.

1b97f6d40457

Еще очень долго здесь не будет вина Mouton’06 vintage, равно как и выставки работ Люсьена Фрейда, а будут серые этикетки, идиотская социальная реклама c изображением женщины гордящейся своим сыном милиционером, пестрые ряды второсортных товаров, убогие интерьеры публичных заведений, аляповато одетые женщины и оболваненные мужчины.

Никаких чувств, никаких положительных эмоций, а только рутина существования, очереди и толкучка, жизнь в атрибутике давно отошедшей эпохи, под управлением пошляков, в пространстве, которому чуждо наслаждение красотой.

Серость и пестрота – два исхода одного большого комплекса неполноценности.

e.s.bolshakow

Liked it? Take a second to support esbolshakow on Patreon!

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Mission News Theme от Compete Themes.